Герои цикла «Будущее глазами архитектора» — ведущие российские архитекторы, которые формируют облик наших городов и создают пространства для жизни, работы и отдыха. Автор цикла, ведущий — Александр Змеул, главный редактор и сооснователь ресурса Archspace, куратор архитектурной программы выставки Mosbuild. «Будущее глазами архитектора» — совместный проект Archspace и онлайн-университета Skillbox.

В первой части беседы Тимур Башкаев рассказал о двух своих недавних проектах — ТПУ «Нижегородская» и комплексе «Каспий Сити». Первый проект реализован, это крупнейший транспортно-пересадочный узел Москвы. Второй проект пока не реализован. «Каспий Сити» — попытка воплотить в реальность концепцию города будущего, многослойной озелененной структуры с социальными и административными функциями, а также комфортным современным жильем. Тайминг: 11.40.

 

О коронавирусе

Таймкод: 34.22

Мы не видим никаких изменений, вызванных вирусом, в работе, в ТЗ и так далее. Это очень неприятная история, но человечество преодолеет ее очень быстро, за год-два. И город вернется к прежним законам существования. Все разговоры о том, что удаленка полностью заменит очное присутствие — это спекуляции. Сегодня мы едем в город не только на работу, но и для того, чтобы общаться, учиться, отдыхать. Город становится общественным центром, который предлагает самые разные услуги. И никакая удаленка этого не отменит. Нужно понимать, что удаленная работа тоже делится на рутинную и креативную. И если первую можно выполнять удаленно, то креативная проектная работа в любой сфере требует наличия команды. Как бы не развивались технологии связи, мы не сможем обмануть мозг, запускающий биохимические процессы в присутствии других людей. Команда бюро формируется только очно путем долгой притирки. И такие коллективы ценны именно этим: каждые три-четыре года бюро «выращивает» новое поколение архитекторов.

 

О профессии архитектора

Таймкод: 38.40

Профессия архитектора не умрет, но сильно трансформируется. Все рутинные операции будут автоматизированы. Появление нейросетей упростит очень многие задачи, которые мы решаем сегодня. Но никто не решит за архитектора такую сложную задачу, как угадывание идеала будущего. В каких пространствах удобно будет жить людям? Где им будет нравиться работать? Это очень сложная вещь, многие пытались вывести законы, но не смогли. Универсального рецепта нет, но сильные архитекторы не просто вычерчивают планы, а чувствуют идеал будущего

Сильные, успешные архитекторы — гениальные коммуникаторы, психологи, организаторы, и это не размывание границ профессии. Они умеют не только почувствовать идеал, облечь его в удачную форму, но и убедить людей, что за этой идеей будущее, собрать вместе всех участников проекта, смежников... В общем, я убежден, что архитекторы — незаурядные люди.

Многие отмечают общий тренд — шеринг всего. Машины, недвижимости, пространств... Но повлияет ли он на профессию? Посмотрим.

 

О городе будущего

Таймкод: 43.20

Мы постоянно думаем о будущем, потому что работаем с городом, с крупными инфраструктурными программами, устремленными в будущее.

Будущее городов — за многослойными структурами с городскими функциями озеленения, благоустройства, общественных центров, жилья, парковки и так далее. Сейчас эти функции распределены по горизонтали, друг над другом они не существуют. Но есть и другие примеры. Когда я был главным архитектором МЦК, мы вынашивали идею построить МЦК за деньги инвесторов. Для этого нужно было выявить коммерческий потенциал объектов. И мы рассматривали возможность коммерческой надстройки над транспортной инфраструктурой. В Гонконге это успешно реализовано. Но в Москве это невозможно реализовать юридически, это гигантская проблема, которая мешает городу быть эффективным.

Без современного общественного транспорта город будущего не существует. Новые городские высокоплотные образования будут формироваться вокруг транспортных узлов. Это точки роста города.

Я вижу город будущего не обязательно плотным, но разнообразным. В нем будут экстремумы, зоны максимальной активности, например, транспортно-пересадочные узлы. Но по мере удаления от них плотность городской ткани должна снижаться. Должно быть осуществлено городское зонирование — законодательно. И нужно придерживаться буквы закона. Зоны максимальной активности необходимо связывать с более зелеными и комфортными районами транспортом.

У нас в стране нет ресурсов для работы на будущее. Это очень грустно. Мы можем сколько угодно говорить об адаптивности зданий, закладывать резервы их дальнейшего использования, но жизнь как правило разрушает эти планы. Вы знаете, что в Сочи олимпийские объекты изначально планировали сделать частично разборными и транспортабельными, чтобы после закрытия Олимпиады их можно было бы разобрать и соорудить что-то меньшего размера? Ведь эксплуатация больших сооружений очень затратна. В Великобритании так и сделали. У нас реализовать идею не удалось. Потому что это другие финансовые и интеллектуальные вложения, которые нужно было сделать прямо сейчас, а возможную прибыль получить только в будущем.

 

О новых материалах

Таймкод: 50.30

У нас по причине дороговизны не применяется огромное количество материалов, новых бетонов, высококачественной стали, которые хорошо известны в мире и активно используются. Какой материал «выстрелит» в будущем? Думаю, дерево. Во всем мире разрабатываются деревянные конструкции. У нас законодательно запрещены высотные деревянные здания, очень жесткие пожарные нормы. И все это сдерживает применение этого потрясающего материала, который очень технологичен, удобен, легок, экологичен. В России огромные запасы леса. Нам нужно добиться разрешения строить в городе деревянные конструкции.

 

О сохранении исторической застройки

Таймкод: 57.10

Сохранить в городе здания, которые считаются или кому-то кажутся историческими, невозможно. Не хватит ресурсов даже такой страны, как наша, поскольку это практически вся застройка. Город не может развиваться, не меняя свою структуру. Так было всегда. Около 90-95 % зданий каждой эпохи сносятся. Но однозначно нужно сохранять все, что признано памятниками истории или культуры. Если этого не делать, мы потеряем свою культуру. Однако между официально признанными памятниками и теми зданиями, которые кому-то кажутся памятниками, огромная пропасть. Значит людям нужно приложить массу усилий, подключить прессу, общественные организации, чтобы здание внесли в реестр охраняемых объектов. Остальное — реконструировать, приспосабливать или же сносить.