Штат Тасмания расположен на одноименном острове на самом юге Австралии. В сравнении с материковой частью это место до сих пор производит впечатление затерянного мира. В то время как Сидней, Мельбурн, Брисбен и другие мегаполисы обрастали небоскребами, здесь, в окружении скалистых гор и дождевых лесов, люди продолжали жить среди малоэтажной колониальной архитектуры и вести фермерский образ жизни.

В последние десятилетия Тасмания активно развивается за счет туризма. Население штата растет и сейчас составляет чуть более полумиллиона жителей. Все большее число из них перебирается в города. Вместе с этим процессом развивается и новая архитектура; она по-прежнему хранит камерный дух и остаается сомасштабной человеку. При этом даже очень скромные проекты нередко демонстрируют высокое качество и прогрессивный подход к проектированию. Одна из причина тому — социальная и, шире, гуманитарная миссия, которую возлагают здесь на архитектуру. С ее помощью надеются преодолеть социально-экономическое неравенство и выстроить будущее, в котором люди чувствуют себя одинаково комфортно.

Многофункциональный проект Paranaple Center в Девенпорте (арх. Lyons) объединяет в себе офисы для Совета и правительства Тасмании, местную библиотеку и конференц-центр. Фото © Peter Bennetts

Лучшие тасманские проекты легко отследить по лауреатам региональной премии Tasmanian Architecture Awards, учрежденной Австралийским институтом архитекторов (Australian Institute of Architects). На примере восьми из двадцати четырех победителей 2020 года показываем, как архитекторы решают насущные проблемы штата.

Объединить людей

С каждым годом в Тасмании возникает все больше архитектуры, которая преодолевает социальную разобщенность. В 2019 году в городе Кингстон завершили крупный общественный центр по проекту March Studio. Здание мощно выделяется на фоне городской окраины за счет широкой консольной крыши. Обшитые фанерой фермы и ребристое кровельное покрытие придают ему простую и понятную тектонику и более открытый характер.

Общественный центр находится на окраине, которую только собираются застраивать. В определенном смысле он выполняет роль «двери в будущее» — пространство вокруг здания пустует, но со временем оно станет средоточием жизни нового района.

Среди победителей есть один жилой проект, где главной задачей архитекторов стало объединение разных поколений людей. Это расширение дома (Gr)ancillary по проекту Crump Architects. В названии заключена игра английский слов ‘granny’ и ‘ancillary’ («бабушка» и «вспомогательный»). Это указывает на главного пользователя постройки — горячо любимую мать клиентки, живущую рядом с основным семейным домом. Существующий навес для автомобиля использован как въездной пешеходный мост, по которому обитательница попадает с улицы сразу на второй этаж, минуя лестницу. С семьей ее соединяет остекленный переход. Проект обеспечил жительнице независимость и в это же время прочную связь с родственниками.

 

Навести мосты с прошлым

Не менее важное место в тасманской современной архитектуре занимает сохранение локальной идентичности и связи с историческим прошлым. О том, насколько по-разному можно достичь этого, свидетельствует Bridge of Remembrance, или «Мост воспоминаний» по проекту Denton Corker Marshall.

Мост соединил две значимые локации города Хобарт — посвященные павшим солдатам Кенотаф и мемориальную тропу. Однако это только первый уровень работы с памятью. Житель Тасмании увидит в перекрученных заграждениях моста множество символов: гладкие мостки судов, отражающие долгую традицию мореходства, или изгибы побережья в этой части острова. Не зря американский модернист Джордж Нельсон писал в книге «Как видеть», что мост стоит особняком среди всех дорожных сооружений — он «совершает прыжок, и воображение прыгает вместе с ним».

Менее масштабная, но не менее старательная работа с прошлым проведена в проекте Bozen's Cottage. До прихода студии Taylor + Hinds Architects дом выглядел несколько иначе: это был старинный сельский коттедж 1842 года постройки, и в нем жили кузнецы, плотники и скотоводы. При реконструкции архитекторы работали в первую очередь над восстановлением воспоминаний, заложенных на протяжении двух веков. Новый дом воспринял память о прежних владельцах через материалы, в том числе обработанные деревянные вставки, обеспечивающие каркас для внутренних помещений.

 

Сблизиться с природой

21% Тасмании занимают национальные парки, а дождевыми лесами покрыто 44%. Неудивительно, что среди победителей Tasmanian Architecture Awards много проектов, в которых взаимодействие архитектуры и природного ландшафта становится одной из центральных тем.

Интересным примером служит Медиашкола при Тасманском университете по проекту Morrison & Breytenbach Architects. Здание буквально упирается в скальный карьер — каменную породу видно из аудиторий с окнами в пол. Окружающая природа создает приватную обстановку, а в помещения проникает много естественного, но не слишком яркого света.

Устройство туристического комплекса Three Capes Track Lodges (арх. Andrew Burns Architecture) полностью подчинено ландшафту: дома идеально вписаны в пересеченную местность юго-востока Тасмании. Главное здесь — не внешний облик домов, а то, что видно из окон. Каждое здание снабжено смотровой площадкой и панорамным окном, откуда открывается вид на Южный океан и близлежащие порты.

 

Позаботиться об экологии

Однако удачная связь с природным контекстом — еще не все. Большое значение также придают устойчивому развитию и соблюдению экологических норм. Примером тому служит проект CH Smith (арх. ARTAS Architects), созданный в городе в Лонсестон. Многофункциональный комплекс занимает складские помещения XIX века, которые долго стояли заброшенными. Использование вторичных материалов, остекление высокого качества и большое внимание к регулировке температуры и освещения привели к тому, что здание получило 5-звездочный рейтинг согласно экологическому стандарту Green Star и стало одним из немногих имеющих подобную оценку в Северной Тасмании.

Жилой дом у озера Lake House (арх. MGArchitecture.Interiors) умело соединяет традиционные материалы фермерских домов с современными технологиями. Здание, расположенное между зарослями эвкалипта и озером, использует возможности окружающей среды для обеспечения как тепла, так и энергии. Озерная вода с помощью геотермального насоса подается в систему гидравлического отопления, а семьдесят две фотоэлектрические панели генерируют достаточно энергии, чтобы выпустить избыток обратно в сеть.